• Евгений ЗЯБЛИЦЕВ

Рейс цвета индиго.

  В который раз ставлю проклятую кассету в магнитофон. Заглушая шорох лентопротяжного механизма, в комнате раздается приглушенный, на фоне помех, трескучий голос мертвецов: «Давай временно 400 или какой. Да проси 390 (12 тысяч метров), а то нам не обойти ее. Сильная болванка и большой грозовой фронт, скажи. Разрешите временно набор эшелон 390…»

      Зубами рванул пробку. Расплескивая, откупориваю початую бутылку портвейна. Вино, кровавыми брызгами, рисует на полу очертания перекошенного рта.


      Неуклюже завалился на диван. Хлебнул из горла, опережая запись: «Еще хрен наберем его! Куда тебя несет? Саша, нужно поворачивать, ты же профессионал – фронт не обойти. За спиной 150 пассажиров…». Динамик старенького «Шарпа», перебивая, взрывается сигналом АУСП (Сигнализатор запредельного угла атаки, срабатывает, когда самолет слишком сильно задирает нос).


      С Александром мы подружились еще во времена учебы в Ульяновском училище. Ему было предначертано связать жизнь с авиацией. Потомственный летчик. Дед закончил войну командиром эскадрильи. Отец командиром авиаотряда. «Полюби небо и небо полюбит тебя!», часто повторял Сашка. Летать он умел. Быстро сел в кресло командира экипажа. Женился на очаровательной девушке из хорошей семьи…


      Я приложился к бутылке, вслушиваясь в голос друга: «Вот это гроза! Град! Игорек, отойди еще…. Игорек! В сторону можно, куда еще от нее отойти? Заняли 390…».


       У меня после выпуска все пошло не так как мечталось.  Определяющим мою жизнь стало слово «Был!». Был перспективным штурманом. Был подающим надежды вторым пилотом. Был женат…. Когда меня вышвырнули из авиации именно Сашка пришел на помощь, устроив к себе на должность инженера-инспектора по безопасности полетов, обещая скоро вернуть в небо!

       Звучит сигнал ВЭБ (подход самолета к высоте 12 тысяч метров). Я осмотрелся.  Пробираясь через открытую балконную дверь елочным ароматом в комнату сочился рассвет очередного дня.

«Заняли эшелон 390. Командир, что делать? Снижаемся! Куда снижаемся? Дураки! Ставь номинал!»

      Точка невозврата! Сейчас начнется «сваливание». Вот и все, Сашка…. Конец! Я прикладываюсь к бутылке и жадно пью, не чувствуя вкуса.


       Моя точка невозврата случилась, когда  Александр позвал в гости и познакомил со своей супругой. Ее звали Ольга. Оля. Оленька…. Девушка была стюардессой. Часто летала с Сашей. Последнее время только с ним. Я влюбился сразу и бесповоротно. «Не желай жены ближнего твоего…». С легкостью нарушил эту заповедь, почувствовав фатальную обреченность.   Вел себя настойчиво и глупо. Преследовал ее. Объяснялся. Слал письма. Караулил около дома. Настаивал на разговоре. Говорил, что влюблен. Требовал, что бы она ушла от него. Обещал, что со мной ей будет хорошо! Ольга смеялась в лицо и грозилась рассказать мужу. 

«Генераторы вылетают! Держим! Держим! Держим! Володя, помпаж! (помпаж двигателя развивается, когда в него попадает недостаточно воздуха, из-за чего нарушается процесс горения топлива.) Снижаемся!»


       Накануне рокового полета я совершенно случайно подслушал телефонный разговор. Кому то Ольга призналась, что беременна, но не хочет пока об этом рассказывать супругу. Опасаясь, что он снимет ее с рейса.  

       Как могло такое прийти в голову?! Не знаю! В общем я написал Сашке анонимку, где от имени «доброжелателя» рассказал, что его супруга беременна…. От меня! Оглядываясь, словно мелкий воришка, заскочил в раздевалку перед комнатой мед.осмотра и сунул гадкий пасквиль в папку с рабочей документацией КВСа ( КВС – командир воздушного судна). Александр, в этот момент, был у врача. До рейса оставалось 4 часа.

       Он прочитал это письмо! И уже не смог сосредоточиться на полете. Совершил ужасную ошибку – пошел на грозу – выводя машину на закритичные углы атаки. И в этом был виноват я! Я – убийца!

       Выливая в себя остатки спиртного, пошатываясь, иду на балкон. Всего лишь 12 этаж. Смешно!

«Взлетный! Левая нога, крен убери! Не убивайте! Не убивайте! Командир земля…!»


      Магнитофон, всхлипнув, начинает жевать  пленку кассеты.


      Ерунда все это!  Читал, не читал… Итоги расследования однозначны. Причиной катастрофы явился вывод самолёта при полёте в штурвальном режиме на закритические углы атаки и режим сваливания с последующим переходом в плоский штопор и столкновением с землёй с большой вертикальной скоростью. А реально, и это не было особым секретом,  командир разбившегося судна шел на грозу, дабы получить премию за сэкономленное топливо. Обычная практика.

       Я возвращаюсь в комнату и плюхаюсь в кресло. Все!  Надо завязывать. Их не вернешь.  Жизнь продолжается. Из-за появившихся вакансий меня, намедни, уже пригласили вернуться в отряд пилотов...

Просмотров: 4

© 2019-2020 «ЗЯБЛИЦЕВ». Сайт создан на Wix.com

  • Vkontakte Social Иконка
  • Twitter
  • Instagram Social Иконка